?

Log in

No account? Create an account
findley balda_balda
Previous Entry Share Flag Next Entry
Испанский взгляд
на Трафальгарскую битву, у которой сегодня 205-я годовщина

 

- Гроза морей, подайте, Христа ради, чего-нибудь на пропитание. И Господь вам воздаст.

Нагловатый тон так противоречит жалостной умильности слов, а в насмешливом обращении сквозит злоба столь явная, что Пепе Лобо замедлил шаг. Обернувшись на ходу, быстро оглядел нищего – немытые, спутанные седые космы и борода, возраста неопределенного: можно дать и тридцать, и все пятьдесят. На плечах латаный бурый БУШЛАТ, а засученная правая штанина в явном расчете на сострадательных прохожих открывает обрубок ноги, ампутированной под коленом. Короче говоря, один из тех многих попрошаек, которые обретаются, ища себе пропитания, на улицах Кадиса: время от времени полиция оттесняет их в припортовые окраинные кварталы, но день за днем они неуклонно возвращаются за крохами своей добычи сюда, в центр города. Капитан, уже прошедший было мимо, вдруг останавливается, заметив на предплечье у нищего голубоватую, поблекшую от времени татуировку – якорь, пушка, знамя.

- Где служил?

Нищий сначала смотрит на него непонимающе. Потом, сообразив, о чем его спрашивают, кивает. Глядит на свою татуировку и снова переводит взгляд на Пепе Лобо.

- На «Сан-Агустине»… Восемьдесят пушек. Командовал дон Фелипе Кахигаль.

- «Сан-Агустин» теперь на дне Трафальгарского пролива.

Гримаса, от которой перекосилось лицо нищего и приоткрылся щербатый рот, когда-то – в иные времена, а, может, и в иной жизни – была улыбкой. С безразличным видом он показывает на свою культю:

- Не он один...

Лобо какое-то мгновение стоит неподвижно и молча.

- Помощи ни от кого не дождался?

- Отчего же? Супружница помогла… Правда, ей для того пришлось в шлюхи пойти.

Корсар кивает. Медленно и задумчиво. Потом достает из кармана монету в один дуро – старый король Карл IV, оборотясь вправо, смотрит с таким видом, словно все происходящее его никак не касается. Нищий с любопытством глядит на человека, подающего милостыню серебром. Потом, отлепив спину от стены, чуть приподнимается, с невесть откуда взявшимся достоинством прикладывает ко лбу два пальца:

- Старший комендор Сиприано Ортега, сеньор! Вторая батарея.

Капитан Лобо продолжает путь. Но теперь – душа его полнится угрюмой горечью, которая неизбежно охватывает всякого, не понаслышке знакомого с превратностями «боя и похода», при виде другого моряка, влачащего убогую жизнь калеки. 

тогда всё должно из одних гласных состоять.

вот нарочно запишу это на мп3 и в своём журнале поставлю.
верхний ответ сюда должен быть.

Нагловатый тон,- как бы с редуцированной гласной "нагл(О)ватый" - "тон" - звонкое падение на назальный "н"
"пробивавшийся сквозь" - преодолевающее преграду словосочетание - но ведь оно трудно пробиваелось сквозь!
умильную жалостливость слов - здесь мягкая кривая "Мильнуюжалос(т)ливость" - и жалсть"сжимается" - неправдоподобная - незвучащая - расслабленное "слоф"

и тут удар, несильный, но ощутимый:
и злость,
сквозящая в насмешливом обращении- шипенье, плевки сквозь щербины .

Re: тогда всё должно из одних гласных состоять.

На предыдущее: А.С. всегда делает мастерские вещи. И дает замечательные редакторские замечания (каковые, ежели из компетентного источника, не помешают никому, кто желает слушать и слышать).
На это: чуть ниже я привел свой вариант правки, который как-то проясняет моё мнение. А с вашим обоснованием вполне не согласен, но удовлетворюсь ресортом в банальное "вкус есть штука субъективная" -- с оборотом на себя, конечно.