?

Log in

No account? Create an account
findley balda_balda
Previous Entry Share Next Entry
А между тем...

Книга имен, Сарамаго Ж.
в девичестве -- "Todos os nomes"

Время в этот самый миг подогнало автобус, чтобы тот доставил его домой, а в автобусе было много мокрых людей, мужчин и женщин, разного возраста, разной наружности, молодых и старых, одних таких, других, наоборот, этаких. Главный Архив ЗАГС знает их всех, знает, как кого зовут, кто где и от кого родился, Главный Архив отмеряет дни каждому из них, вот и этой женщине с закрытыми глазами, которая прижалась щекой к оконному стеклу, ей, должно быть, лет, ну, сколько, тридцать пять, тридцать шесть, да сколько бы ни было, хватило их, чтобы воображение сеньора Жозе встрепенулось и расправило крылья: А если это и есть та, кого я ищу, да нет, быть не может, а ведь и вправду не может, чаще всего в жизни встречаются нам незнакомые люди, и приходится смириться, нельзя же спрашивать всех подряд: Как вас зовут, а потом доставать формуляр, сверяться с ним да удостоверяться, что это не та, кого мы ищем. Через две остановки женщина сошла, постояла на остановке, дожидаясь, когда автобус уедет, она, без сомнения, хотела перейти на другую сторону улицы, а пока ждала, сеньор Жозе, благо она была без зонта, мог видеть ее лицо сквозь обсевшие стекло мелкие капельки, и вот в какой-то миг, досадуя, наверно, что автобус все не трогается, она вскинула голову, и сеньор Жозе встретил ее взгляд. Они смотрели друг на друга, пока автобус не двинулся, и даже после этого, сколько могли, и сеньор Жозе тянул и выворачивал шею, а женщина по ту сторону стекла делала то же и, вероятно, спрашивала себя: Да кто это, а он отвечал себе: Это она.

 


Не, я в мэйнстриме, я просвещенный консерватор - извините за выражение.:-)
А Государь Николай Павлович был не в меру добр. Пример надо брать с Государя Иосифа Виссарионовича. Тот точно бы башку снес за такие вольности.
Так что уберу-ка я книжечку в сейф по прочтении. Раритет все-таки:-))

И вот вам история от Виктора Ардова из книги про опечатки:

«Это случилось в тридцатых годах, накануне Всемирной выставки в Париже. Как-то раз в известную московскую типографию на Пятницкой улице явился старый наборщик. Он уже был на пенсии и зашел к своим приятелям просто повидаться и поболтать. Между прочим, он высказал такую мысль:
– В любой книге при желании можно обнаружить опечатку. Пусть самая незначительная, но она всегда найдется.
– Хорошо, – сказали ему приятели, – а сколько времени тебе на это потребуется?
– Я полагаю, самое большее – час.
– Давай поспорим на литр водки. Мы тебе сейчас дадим книгу. Если ты в течение часа найдешь в ней опечатку, то мы тебе ставим литр. Если не найдешь, ты нам ставишь. Идет?
– Идет, – сказал старый наборщик.
Тогда его молодые коллеги, посмеиваясь, открыли сейф и вытащили оттуда сверток. В нем была уникальная книга – напечатанная едва ли не в единственном экземпляре, золотой краской, на лучшей бумаге недавно принятая „сталинская конституция”. А предназначался этот уникальный экземпляр для витрины в советском павильоне на Всемирной выставке. Разумеется, там было выверено все – до последней запятой.
Старый наборщик тщательно вымыл руки, уселся за стол и развернул пергаментную бумагу...
– Ну, привет, – сказали ему приятели, – через час купишь нам водку...
Но они не успели дойти до двери, как услышали голос старика:
– Постойте, постойте...
И он указал им на титульный лист. Там в слове „ГосполиТиздат” вместо первой буквы „Т” была напечатана буква „П”...

Легко вообразить, что бы произошло, коли „сталинская конституция” с подобной опечаткой попала на витрину в парижском павильоне. Кто-нибудь из эмигрантских журналистов это бы заметил и предал гласности. После чего все люди, так или иначе причастные к выпуску книги, были бы объявлены „вредителями” и отправлены в ГУЛАГ... А может быть, и прямо на тот свет. Так что надлежало бы купить старику не литр водки, а целую цистерну».

как?! и вы?! и михалков, и вы?! подамся-ка и я к ним.
--
да, история знатная. много людей поехало лес валить за гавнокомандующего и пр.
вы "зеркало" тарковкого смотрели? помните, там такая вставная новелла черно-белая с Демидовой?

Эх, если б еще знать, что такое просвещенный консерватизм...
Хоть имя дико, но мне ласкает слух оно :-))
Но тем не менее мы с вами составим достойную компанию усатому :-))

Смотрел, но очень давно. С тех пор не пересматривал.
Напомните, пжлста:-)

ну, где-то ближе к началу мать говорит:
- Знаешь, Лиза умерла.
и идет ч/б вставка, как эта Лиза берет на себя пропущенную опечатку. как всегда у Т., все не очень конкретно: Гринько играет вроде какое-то сочувственное начальство, а Терехова и Демидова - не то тех., не то просто редов.
Демидова в конце уходит и делает такое антраша. это очень здорово.
--
пересказ а la лифтерша в подъезде... :)

Надо пересмотреть фильм...
Беру обязательство:-)